РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Русский военный агент в Лондоне: Генерал-майор А.П. Горлов

Русский военный агент в Лондоне

Тема подвигов русских разведчиков в стане врага давно уважаема и любима в нашей стране. Обычно на слуху события века ХХ-го, ожившие в романах и их знаменитых экранизациях. Однако о веке XIX-м известно или мало, или ничего, в то время как военно-политическое противостояние России с другими державами в то время было не менее напряжённым, чем в последующие века.

В 1870-х годах отношения между Российской и Британской империями сильно ухудшились. Хивинский и Кокандские походы русских войск 1873 и 1875−1876 гг. соответственно расширили владения Российской империи, выдвинув её далеко на юг. Однако это расширение вызвало у англичан тревогу за свои индийские владения. С 1870-х министр по делам Индии лорд Солсбери решил обезопасить «жемчужину британской короны» путём контроля над Афганистаном как буфером, защищающим Индию с севера. По поводу этой меры он говорил:

«Мы не можем оставить ключи от ворот в руках сторожа сомнительной честности на особых условиях, которые он не обязан соблюдать».

Он имел в виду афганского эмира Дост-Мухаммед-хана, проводившего политику изоляции своей страны с целью отстоять её суверенитет и единство. Однако эмир раз за разом отказывал вице-королю Индии, лорду Нортброку в праве прислать посольство в Кабул.

В столь напряжённой обстановке в Петербурге очень сильно нуждались в данных о политике и военном потенциале Великобритании, дабы на основании этой информации корректировать свою восточную политику. Задача сбора, обработки и доставки этой информации лежала на плечах русского военного агента в Лондоне. С 1873 по 1882 год эту должность занимал генерал-майор Свиты Е.И.В. Александр Павлович Горлов. Его обязанности были прописаны в «Проекте инструкции военным агентам» от 1856 года: сбор сведений об армии противника, а именно — комплектование, устройство и состав армии, вооружение, офицерский состав, сведения о военной мысли и военном потенциале страны вообще. По словам бывшего царского генерал-лейтенанта и советского военачальника А.А. Свечина, должность военного агента требует от офицера быть прежде всего страноведом — т. е. знать всё о стране пребывания. Для этого ему было необходимо наладить систему сбора информации.

В своём рапорте на имя военного министра генерала от инфантерии, графа Д.А. Милютина от 9\21 января 1879 года за №3, он указывал свои источники: личное посещение арсеналов, заводов, казарм, приглашение на артиллерийские и инженерные опыты. Однако, ввиду напряжённости в отношениях между Англией и Россией в 1877—1879 годы доступ туда оказался закрыт. Другим источником были печатные издания и периодика: книги, газеты, журналы, брошюры по специальным вопросам. Причём газеты Горлов считал бесполезными потому, «что газетам поставлена обязанность умалчивать всё, что может быть для нас полезно, или даже нарочно искажать факты, чтобы ввести нас в заблуждение». Третий источник сведений — личные сношения с частными лицами, с которыми Горлов вёл переписку или виделся лично. Ввиду усиления мер секретности в британских военных учреждениях, добывать нужные сведения конфидентам Горлова становилось труднее, однако «ныне установившиеся средства наблюдения конечно далеко несовершенны, но всё же они доставляют сведения, какие не получишь другим путём». Очень часто в его рапортах упоминается некий «агент N», который поставлял львиную долю всей информации Горлову. По словам Горлова, это был один из редакторов некоей либеральной газеты. Если посмотреть на упоминания его в донесениях за 1878 год, когда Британия готовилась вступить в войну с Россией, агент N упоминается в 22-х донесениях из 56!

Таким способом Горлов мог добывать информацию, которая становилась весьма ценной для Петербурга. С 1873 по 1876 гг. он занимался своими прямыми обязанностями — писал рапорты, где подробно описывал состав и устройство британской армии, её военный потенциал и внешнюю политику, в частности — индийскую. Однако с 1875 года в его рапортах появляется интересная тема.

Британия готовит свою армию к войне… с кем? Горлов давал ответ — Британия желает войны с Россией, поэтому готовит свою армию к отправке через Средиземное море в Чёрное, дабы высадить её на южных берегах Российской империи и повторить события Крымской войны. Горлов, внимательно анализируя полученные им данные, пришёл к выводу, что в случае войны Англия отправит 50 000 войско, которое за 20 дней достигнет черноморских проливов. Однако зачем Британия собралась именно с 1875 года воевать с Россией?

В 1875 году в Боснии вспыхнуло восстание против власти турецкого султана, в 1876 — в Болгарии. Балканы оказались объяты огнём и кровью, и это грозило сокрушить многовековую империю Османов. А её крах угрожал интересам великих держав на Ближнем Востоке, в частности Британии. Цели Британии были просты — защитить свои средиземноморские коммуникации, связывавшие метрополию с Индией, от вероятной русской угрозы. Поэтому сохранение Османской Империи виделось гарантом сохранения и империи Британской, помимо огромного долга Турции и выгод, получаемых англичанами от торговли с Турцией. Поэтому Лондон был готов силой оружия защищать свои интересы на Востоке. Впрочем, Британия не собиралась воевать с Россией в одиночку. Горлов сообщал все возможные сведения о военной помощи англичан турецкому султану Абдул-Гамиду II в строительстве армии и флота, которые готовились для борьбы с внутренними мятежниками (балканскими славянами) и против России. Любопытно, что генерал-лейтенант Н.Н. Обручев в своём плане войны против Турции осени 1876 года, писал: «Во всяком случае нам не избегнуть столкновения с Англией». Это даёт основания предполагать, что эти донесения военного агента Горлова не прошли мимо его внимания.

В 1877 году началась война между Российской и Османской империями, Британия заняла позицию благожелательного к Турции нейтралитета, но не оставляла приготовлений к войне. Ввиду этого Горлов стал одним из ценных информаторов Петербурга. Он, опираясь на сообщения своей агентуры, писал, что в Альдершотском лагере под Лондоном собираются войска, в арсеналах полным ходом идёт заготовка оружия, обозные части приведены в полную готовность, и армия только ждёт приказа, дабы погрузиться на корабли и отплыть по Средиземному морю к проливам Дарданеллы и Босфор. Также он сообщал, что английские военные инженеры высланы на укрепление Константинополя, офицеры добровольно едут инструкторами в турецкую армию. Одним из важнейших сведений стало то, что англичане прислали контингент в 3000 человек англо-индийской армии на Мальту, что подтверждало опасения Петербурга.

С января 1878 года, ввиду успешных мирных переговоров России и Турции, Англия попыталась вмешаться, дабы условия мира отвечали интересам Британии. Данные Горлова за 1877 год ложились в основу расчётов Обручева и Тотлебена об обороне Босфора в случае английского десанта под Константинополем. Именно тогда мысль о Босфоре в русских руках, как средстве держать Чёрное море запертым, оформляется в стратегическое требование, которое определяло всю последующую внешнюю политику Российской империи. Несмотря на то, что Россия и Британия решили пересмотреть Сан-Стефанский мирный договор, увенчавший русско-турецкую войну за столом переговоров в Берлине, Англия, в лице премьер-министра Беджамина Дизраели, лорда Бисконфильда, не оставляла надежды на войну. Горлов исправно сообщал в Петербург сведения о британских военных планах: места высадки десантов — Галлиполи, Фессалоники, Александретта, направления ударов — Адрианополь, Карс, командующие и их характеристики, состав частей и их состояние.

Столь явная угроза войны с Англией заставила Петербург задуматься об ответных мерах. На Особом совещании 4 апреля в присутствии императора Александра II было решено готовить военные отряды в Туркестане для похода в Индию через Афганистан и посольство к афганскому эмиру с целью военного союза. Эта миссия была возложена на генерал-лейтенанта Столетова, который отправился из Оренбурга в Кабул 9 июня. 1 июля был подписан Берлинский трактат, урегулировавший основные вопросы между Россией и Британией, а Столетов прибыл в Кабул 29 июля, не зная о произошедших переменах.

Из Индии в Лондон полетели телеграммы с оповещением о русской миссии в Кабуле. Кошмар британских политиков стал явью — русские на пороге Индии! Поэтому было решено окончательно покорить Афганистан, дабы полностью контролировать индийские владения. Горлов в рапорте о реакции Британии был очень точен в своих оценках — война с Афганистаном для неё это и средство внешней защиты колонии, и средство поддержания внутреннего престижа в Индии. Вспышки голода в Бенгалии 1873−1874 гг. и в Мадрасе 1877 г. вызвали сильное недовольство местного населения, поставив владычество англичан под угрозу. Горлов точно оценил процессы, двинувшие Британию на путь войны с Афганистаном, — непрочность положения в Индии вызвало чувствительность к любой внешней угрозе для колонии. Война с Афганистаном должна была решить и проблему влияния в Азии, охрану колонии и поднять престиж англичан в самой Индии.

Эти сообщения вызвали в Петербурге испуг, миссию Столетова было решено отозвать, а эмиру Дост-Мухаммеду запрещено появляться в России. С октября 1878 года началась англо-афганская война. Горлов исправно снабжал Петербург сведениями о целях войны, их эволюции, планах войны, подготовке к ней в Индии: отодвинуть границу до р. Кабул и контролировать горные проходы до полного покорения Афганистана. При этом он выступил жёстким и непоследовательным критиком британской военной машины.

С января 1879 года Британия также начала войну с племенем зулусов на юге Африки. Первое крупное сражение у местечка Инзандлвана 22 января окончилось страшным поражением англичан. Были истреблены все кадровые части, оставшиеся части ополчений, состоявшие из белого и чёрного населения колонии Наталь, стали разбегаться. Одновременно неудачи преследовали английские войска и в Афганистане — колонны генералов Робертса и Стюарта едва не были уничтожены на марше. Горлов безапелляционно перенёс их неудачи на всю британскую военную машину. Однако англичане решили перебросить все кадровые части из метрополии, которым так и не довелось повоевать с Россией, в Африку. Генералу Чемсфорду удалось к сентябрю закончить покорение племени зулу. В мае между новым афганским эмиром Якуб-ханом и Британией был подписан Гандамакский мирный договор, который удовлетворял основные требования англичан. Но 3 сентября в Кабуле толпа напала на британское посольство и перебила всех, кто там находился. Это стало поводом для новой войны.

Горлов в своих рапортах отмечал все промахи главнокомандующего лорда Робертса, но не замечал улучшений, произведённых в англо-индийской армии за лето 1879 года. Они позволили англичанам оборонять Кабул и после битвы при Майванде в июле 1880 года оправиться и разбить армию афганского командующего Айюб-Хана у Кандагара и Куш-и-Находа.

С 1880 года Горлов информировал Петербург о настроениях в Британии относительно похода генерал-лейтенанта М.Д. Скобелева в Ахал-Текинский оазис. Его сведения о спокойствии и равнодушии к России в общественном мнении Англии позволили Петербургу действовать смелее и присоединить в 1881 году Ахал-Теке к России. Также Горлов рапортовал об интересе англичан к близлежащему Мервскому оазису, населённому туркменами-сарыками, ибо Мерв служил фактически воротами в афганскую провинцию Герат, через которую было возможно вторгнуться в Индию.

Ввиду того, что здоровье Горлова было сильно подорвано уже в 1877 году, в феврале 1882 года он был отозван от службы в Англии и назначен инспектором уральских заводов.

Подводя краткий итог, остаётся сказать, что генерал-майор Горлов выступил одним из важнейших информаторов Петербурга в самые критические для внешней политики России дни. Он исправно сообщал точные сведения из самого логова врага — из Англии, которые помогли принять в Петербурге правильные решения и уверенно вести государственный корабль России верным курсом.

 АЛЕКСАНДР ТОМИЛИН

Категории: Главное, Россия