ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Лекция Сурена Манукяна «Обычные люди и непостижимое преступление. Феномен массового участия в геноцидах» в РГГУ

В Международном научно-образовательном центре истории Холокоста и геноцидов РГГУ прошла лекция Сурена Манукяна «Обычные люди и непостижимое преступление. Феномен массового участия в геноцидах».

Лектор — заведующий Отдела исследований геноцида Ереванского государственного университета, заведующий Отдела сравнительных исследований музей-института Геноцида армян, кандидат исторических наук. Он также является преподавателем Американского университета Армении, членом Консультативного совета и Комитета по резолюциям Международной ассоциации исследователей геноцида (IAGS), членом Международного комитета мемориальных музеев памяти жертв государственных преступлений (IC MEMO). В настоящее время занимается изучением социально-психологического аспекта Геноцида армян, которое является частью его исследования на тему «Социология Геноцида армян: преступники, свидетели и спасатели», проводимого по стипендии Фулбрайта в Центре исследований геноцида и прав человека при Ратгерском университете США в Нью-Джерси. Является автором около 30 статей в области исследований геноцидов и востоковедения.

Модератором встречи стал тюрколог, к.ф.н., старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Анатольевич Надеин-Раевский.

Сурен Манукян провел встречу не в формате традиционной лекции, предложив слушателям интерактивное общение. Конечно, лекционная часть предваряла его. Во вступительном слове лектор сразу оговорился, что иногда будет прибегать к аналогам терминов на английском языке, так как в российской науке и в целом на постсоветском пространстве они разработаны, с его точки зрения, недостаточно адекватно и полно. Материал, который ученый представил в центре истории Холокоста и геноцидов, студенты Ереванского государственного университета изучают в течение трех недель. Он же попытался это сжать в одной презентации, часть проблем обрисовать широкими «мазками». При этом С. Манукян говорил не только о проблемах, связанных с геноцидами, а и о тех, что находятся в междисциплинарном поле.

Термин «геноцид» в международном правовом поле с 1948 года

Разумеется, геноциды совершались и до Мец Егерн (Армянской резни), но в международное правовое поле сам термин «геноцид» попал после трагических событий 1915 года, произошедших в Османской империи с

армянским народом. Термин «геноцид» был впервые введён в обиход польским юристом еврейского происхождения Рафаэлем Лемкиным. В 1933 году Р. Лемкин на международной конференции по унификации международного права в Мадриде предложил разработать международную конвенцию против геноцида. Международный правовой статус этот термин получил после Второй мировой войны в декабре 1948 года («Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него») как понятие, определяющее тягчайшее преступление против человечества.

Прослеживать истребление больших человеческих групп можно, начиная с древней Трои благодаря мифологическим источникам, продолжая гонения на христиан в Японии в XVII веке, в огромных масштабах по этническому признаку истреблялись автохтонные народы Америки после завоевания, когда огромное 100 миллионное население доколумбовой Америки перестало существовать. Но в своих исследованиях Сурен Манукян опирается на Геноцид армян в Османской империи 1915-23 годов, Холокост (истребление европейского еврейства во время Второй мировой войны), истребление этнических тутси в Руанде представителями племени хуту 6 апреля — 18 июля 1994.

Для начала Сурен Манукян предложил определить рамки термина «геноцид». Самой важной характеристикой является массовое уничтожение по этническому, национальному, расовому и религиозному признаку. Лемкин предлагал трактовать этот термин шире, но ООН ввела в дефиницию только эти четыре признака.

Важными компонентами «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» является спланированное преступление. Здесь кроется парадокс, потому что жертва должна сильно постараться, чтобы доказать момент преднамеренности. Очень важно, что действия преступники нацелены на полное или частичное уничтожение жертвы. В истории современных геноцидов нет ни одного примера того, что преступнику удалось полностью уничтожить какую-либо группу. Во всех геноцидах XX века представителям истребляемых народов удалось с той или иной степени сохраниться.

На лекции шла речь об одном их «архитекторов» геноцида армян Талаат-паше, руководителе нацистской Германии в голы Второй мировой войны Адольфе Гитлере, камбоджийском политическом деятеле, лидере движения Красных Кхмеров Пол Поте, с 1970-х годов уничтожившем треть населения свой собственной страны (уничтожались тямы, вьетнамцы); организаторе геноцида в Руанде, высокопоставленном сотруднике оборонного ведомства (главе Генштаба) Теонесте Багасоре (за 100 дней было перебито около 800 тысяч тутси, скорость убийств в 5 раз превышала ту, что была в немецких лагерях истребления). Ученый обратил внимание на то, что в обыденном сознании часто организация геноцидов сопоставляется лишь с несколькими персонами. В случае с армянами называют «триумвират» (Энвер-паша, Талаат-паша, Джемаль-паша). Так, мы очерчиваем круг виновных этими тремя пашами или в лучшем случае называем около 10 представителей правительства младотурков. Одновременно мы должны понимать, что для осуществления геноцида нужно очень много людей. Даже одного человека убить очень сложно, ведь каждый будет защищать свою жизнь. Сурен Манукян предложил подумать, сколько нужно исполнителей для того, чтобы убить 6 миллионов или 1,5 миллиона человек. При том, что при убийстве очень часто используют самые примитивные орудия (мачете, мотыги и т.д). Студенты называли свои умозрительные цифры. Так, было выражено мнение, что для того, чтобы истребить 1,5 миллиона армян нужно было порядка 100 000 человек. Другим мнением было того, что палачей нужно больше, чем жертв.

Можно ли считать извозчика, который перевозил армян в места убийства, преступником?

Можно и считать преступников только непосредственного убийцу?

Как вы думаете, это психически нормальные люди, которые участвуют в геноциде? Тот человек, который топит детей в море, он может считаться нормальным?

Итак, когда мы говорим о сотнях тысяч или миллионах людей, вовлеченных в убийство, мы представляем, что все убийцы – это ненормальные или имеющие психическое отклонение. Можно ли представить такую страну, населенную миллионом таких людей?

Конечно, нет. Сурен Манукян отмечает, что по подсчетам специалистов, психические отклонения случаются самое большее у 3% мужчин и 1% женщин. Лектор прочитал небольшую выдержку из донесения Генри Моргентау, посла США в Турции в годы Первой мировой войны, в которой сказано о том, как разрабатывались пытки, был даже организован конкурс для поиска изощренных способов, чиновники даже обращались к опыту средневековой инквизиции, чтобы получить приз. В «лидеры» вырвались такие изуверы, как Джевдет-бей, вали Ванского вилайета Османской Империи в годы Первой мировой войны и геноцида армян, которые славился тем, что подбивал подковы к ступням армян.

После геноцида армян осталось огромное количество свидетельств. Пережившие ужасы истребления и депортации писали о турках как о монстрах, вампирах, жаждущих человеческой крови. То же самое было и после Холокоста. Есть свидетельство о том, что когда докторов нацистской Германии, над которыми был суд в Нюрнберге, проверяли на какую-либо степень психического отклонения, обнаружилось, что они вполне нормальны, и этот факт долгое время не могли воспринимать. Получалось, что пропаганда, рисовавшая этих людей как злобных садистов, по сути, искажает их реальный портрет – вполне обычных людей. Так европейская пресса и авторы плакатов изображали фашистов и турок как чудовищ с обагренными кровью руками.

(В 2015 году в Доме журналистов в Москве состоялась презентация книги известного армянского историка, доктора исторических наук, директора Музея-института геноцида армян при Национальной академии наук Армении, преподавателя Ереванского государственного университета Гайка Демояна “Геноцид армян на первых полосах мировой прессы”. Гайк Демоян — автор более чем 40 научных работ, в том числе нескольких монографий. Издание осуществлено при поддержке попечителя и заслуженного строителя России Варткеза Багратовича Арцруни по инициативе Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона. В этом уникальном, иллюстрированном сборнике представлены подборки мировой прессы XIX-XX вв. в которых через гравюры и фотоматериалы показана политика насилия в Османской империи в отношении армян и других народов. — Прим. В.О)

Так, по мнению Сурена Манукяна, под воздействием защитных механизмов психики жертвы стали воспринимать преступников как людей с явными психологическими отклонениями. Действительно, легче думать, что люди, совершающие такие поступки, ненормальны. Так зарождается иллюзия: для того, чтобы оградить человечество от повторений подобного, нужно всего лишь удалить из общества неуравновешенных людей. Поэтому до середины 1960-х годов многие относились к нацистским преступникам как к ненормальным.

Что же было на самом деле?

«Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме»

В 1960-е годы этот подход меняется. Слушателям лекции было предложено разглядеть в портрете немецкого офицера, сотрудника гестапо, разработавшего логистику доставки жертв в концентрационные и лагеря уничтожения Адольфа Эйхмана злого и циничного человека. Вряд ли это возможно, так как Эйхман был очень хорошим бюрократом, но вполне посредственной личностью. Сохранились его письма, в которых он жалуется, что он не успевает действовать по его же разработанному плану.

После войны он скрылся от суда в Аргентине, работал сотрудником представительства компании «Мерседес». Здесь агенты израильской разведки «Моссад» выследили его (благодаря тому, что один из выживших узников Аушвица (Освенцима) узнал его), похитили и вывезли в Израиль. Был международный скандал, Аргентина требовала, чтобы Израиль извинился. Но начался суд. Расследованием деятельности Эйхмана занимался специально созданный отдел полиции — «Учреждение 006» в составе 8 офицеров, отлично владеющих немецким языком. В качестве корреспондента журнала The New Yorker на суде в Иерусалиме присутствовала молодая еврейка, интересный философ, Ханна Арендт. В написанной ею по итогам процесса книге «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме» разбирается личность подсудимого и обстоятельства совершённых им преступлений.

Арендт приходит к выводу, что Эйхман не был основным идеологом Холокоста, но был недалёким, исполнительным и зацикленным на своей карьере винтиком тоталитарной машины. В книге на примере Эйхмана доказывается, что в условиях «морального коллапса целой нации» виновниками и участниками массовых убийств оказываются не только «сверхзлодеи», но и самые обыкновенные, заурядные люди.

«По оценке Арендт, Эйхман вовсе не был чудовищем или какой-то психопатологической личностью. Он был ужасно, невероятно нормальным человеком, а его действия, обернувшиеся гибелью миллионов людей, стали, по словам Арендт, следствием желания хорошо сделать свою работу. В данном случае тот факт, что эта работа заключалась в организации массовых убийств, имел второстепенное значение». Те же специалисты, которые проверяли Эхмана на отклонения, проверили и Анну: она оказалась более психически неустойчивой, чем он.

Эхман был приговорён к высшей мере наказания и казнён. В последнем слове он говорил стандартными клише: «Да здравствует Германия! Да здравствует Аргентина! Да здравствует Австрия! С этими тремя странами связана вся моя жизнь, и я никогда не забуду их. Я приветствую свою жену, семью и друзей. Я был обязан выполнять правила войны и служил своему знамени. Я готов».

Этот случай показал, что отличить зло от нашей повседневной жизни абсолютно невозможно.

Комментарий к лекции директора Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктора Надеина-Раевского.

Лекция Сурена Манукяна, на мой взгляд, стала очень интересным событием, в рамках широкой программы работы Центра исследований проблем Холокоста и геноцидов. Деятельность Центра охватывает не только проблемы связанные с историей вопроса, международно-правовыми аспектами признания, осуждения, исследования Холокоста и геноцидов, но и постановки вопроса о предотвращении преступлений против человечности. Если преступление не раскрыто и не осуждено, сохраняются условия для новых преступлений против человечности, новых массовых жертв со стороны ни в чем не повинных людей.

В свою очередь преступники, вдохновленные безнаказанностью, продолжают гордиться своими черными деяниями, что открывает дорогу для новых геноцидов.

Примеров тому предостаточно. Это и те, о которых говорил лектор и те, которые были приведены в ходе дискуссии. На мой взгляд сама постановка вопроса о современных примерах геноцида с роковой неизбежностью требует непременно рассматривать геноцид езидов – численно небольшого народа, всего около полутора млн человек, но народа

самобытного, последователей древнейшей религии – шарфадин, или как ее неправильно называют – «езидизм». Езиды называют свой язык «эздики» и он в значительной степени близок к курманджи, на котором говорят курды Турции и Сирии. Не удивительно: исторически курды признают, что в свое время их предки были исламизированы, а преследования, которым постоянно подвергались езиды, отражали главную цель окрестных мусульман – исламизировать все немусульманские меньшинства.

Двадцать первый век уже ознаменовался новым геноцидом – геноцидом ИГИЛ–ДАИШ против езидов. Курды, претендовавшие на управление этой территорией отвели свои отряды пешмерга и не только не защитили езидов, но и не оставили им оружия для самозащиты. Не менее десяти тысяч езидов были зверски убиты, а более пяти тысяч женщин и детей угнано в рабство. К настоящему времени удалось разыскать и спасти только менее половины этих несчастных.

Этот пример показывает, что геноцидальные преступления не только не изжиты, но и вполне возможны и в будущем, тем более что виновные вновь не понесли наказания.

Сурен Манукян согласился с такой постановкой вопроса. Как ни прискорбно, но тема Холокоста и геноцидов не утратила своей актуальности и большой вклад в эту «актуальность» вносит политика отрицания так Холокоста, так и геноцидов, включая действия современных варваров.

Публикация подготовлена Валерией Олюниной

Категории: Армения, Геноцид Армян, Главное, Израиль