ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Эстафета трофеев. Иранские вооружения не поддаются подсчету

До Исламской революции 1979 года Иран считался почти таким же близким союзником Запада, как Израиль. И в закупках вооружения ориентировался в первую очередь на страны НАТО. Основным поставщиком боевой техники были США. Оттуда поступали танки М47, М48 и М60, БТР М113, САУ М109, М107, М110, ПТРК «Тоу», ЗРК MIM -23B («Усовершенствованный Хок»), истребители F-4, F-5, F-14, транспортники С-130, боевые вертолеты АН-1. Иран – единственная страна, кроме США, эксплуатировавшая F-14 в наземном варианте (а не палубную модификацию). Крупными поставками вооружений в Иран могли похвастаться Великобритания (танки «Чифтен» и «Скорпион», ЗРК «Рапира», боевые корабли), Италия (вертолеты АВ205, АВ206, АВ212, СН-47, корабельное вооружение), Франция (ПТРК, ракетные катера). Но Тегеран покупал оружие и в СССР (БТР-152, БТР-50, БТР-60, орудия М-46, РСЗО БМ-21, ЗСУ «Шилка»).

Исламская революция поссорила Иран сразу со всеми. Запад наложил эмбарго на поставки любых вооружений Тегерану. Он, в частности, не получил последний, 80-й F-14, а контракт на 160 F-16 был разорван, 50 уже изготовленных машин поступили в ВВС Израиля. Через полтора года после революции страна подверглась агрессии соседнего Ирака. Восьмилетняя война вошла в тройку наиболее кровопролитных за период после окончания Второй мировой. Естественно, страна очень быстро начала испытывать острый дефицит вооружений.

В 1985–1986 годах в результате нелегальной сделки «Иранконтрас» Тегеран получил из США и Израиля по несколько сотен ракет для ПТРК «Тоу» и ЗРК MIM -23B, «Сайдвиндеры» класса «воздух-воздух» и различные запчасти. Это были последние поставки западного оружия в Иран (если не считать французских легких самолетов ТВ-20, купленных в середине 90-х, и швейцарских учебных РС-6 и РС-7, приобретенных десятилетием ранее). В начале войны с Ираком иранцы несколько лет получали из наличия армий Сирии и Ливии советские Т-54, Т-55, Т-62. САР также поставляла БМП-1, а Джамахирия – бразильские бронеавтомобили ЕЕ-9, затем еще и ОТР Р-17, более известные как «Скад». К активной продаже оружия иранцам приступила КНДР. Это тоже были Р-17 и Т-62, а также орудия Туре 59-1 (китайская копия советского М-46), различные РСЗО, истребители МиГ-19 (или китайские J-6). В конце войны Тегеран получил от Пхеньяна «эксклюзивные» 170-мм САУ «Коксан» с дальностью стрельбы до 60 километров. Также удалось приобрести 10 F-5 из наличия ВВС Эфиопии и непонятно где – шведские ПЗРК RBS-70.

Только бизнес, ничего лишнего

С середины 80-х годов с Ираном начал торговать Китай. Ассортимент был таким же, как у северных корейцев: J-6, орудия Туре 59-1, РСЗО Туре 63, а также танки Туре 59 и Туре 69, истребители J-7 (МиГ21), ЗРК HQ-2 (С-75), ПЗРК HN-5 («Стрела-2»), ракеты. Интересно, что с самого начала войны такое же оружие и примерно в тех же количествах КНР поставляла в Ирак. С 1986 года подобный подход демонстрировала и Москва. С начала ирано-иракской междоусобицы СССР в больших количествах снабжал оружием Багдад, а потом решил помочь и Тегерану, продав несколько сотен БМП-1, БТР-60ПБ, ПЗРК «Стрела-2». Установить потери иранской техники в ходе боевых действий крайне сложно. ВВС потеряли от 6 до 15 F-14, от 31 до 83 F-4, от 28 до 67 F-5, 30 С-130, не менее 31 АН-1, свыше 30 вертолетов других типов. Флот лишился фрегата, двух корветов, двух ракетных катеров. С наземной техникой гораздо сложнее. Если разбившийся самолет или вертолет в 99 процентах случаев не подлежит восстановлению, то поврежденные танки и орудия очень часто удается вернуть в строй. Кроме того, захват авиатехники в боеспособном состоянии – событие крайне редкое, а наземного вооружения – в порядке вещей. Ситуация усугубляется тем, что с середины 80-х стороны воевали между собой во многом одинаковыми ВВТ, которые могли переходить из рук в руки да еще не по разу, а зафиксировать это было крайне сложно. Более того, имел место удивительный случай, подтверждающий, на сколько «тонкое дело» Восток. В начале войны иракцы захватили 150 вполне годных танков М48, которые как трофеи оказались бесполезны: машины американские, старые, нет снарядов и запчастей. В итоге в 1987 году (еще во время войны) танки продали через ОАЭ обратно в Иран. В другие страны Ирак сбыл 91 трофейный «Чифтен» (1 – в СССР, 90 – в Иорданию), 36 М60А1, 60 М47, 19 «Скорпион» (Хашимитскому королевству), 85 М113 (35 – все туда же, 50 – в Ливан). Именно эта техника считается доказанными потерями Ирана, хотя, разумеется, в реальности убыль была в разы больше.

Неожиданный подарок Саддама Хусейна

После войны потенциальные продавцы испытывали гораздо меньше сомнений по поводу поставок оружия Ирану, ведь тот перестал быть воюющей стороной. Важнейшим экспортером остался Китай. Он продолжил поставки J-7, ЗРК HQ-2 и HQ-7 (копия французского «Кроталя»), затем последовали транспортники Y-7 и Y-12, ракетные катера и ПКР к ним. С конца 90-х Иран освоил производство китайских образцов. Например, тактических ракетных комплексов М-7 («Тондар»), ПКР С-802 («Нур»), БМП Туре 86, скопированных с БМП-1 («Бораг»), ПЗРК серии QW («Мисаг»), тех же HQ-7 («Шахаб» и «Я-захра»). Но на большее при технологическом уровне страны рассчитывать не приходилось. Из КНДР продолжились поставки ОТР Р-17 и созданных на их основе «Хвасон-6», а в 2000-е годы северокорейцы продали Тегерану не менее трех десятков малых ракетных и сторожевых катеров.

В 1991 году часть потерь в самолетах иранцам внезапно компенсировал Ирак. Во время «Бури в пустыне» Саддам Хусейн решил спасти ценную авиатехнику от американских ударов, отправив ее в соседнюю страну, где самолеты приняли и конфисковали, получив, таким образом, 22 фронтовых бомбардировщика Су-24, 7 штурмовиков Су-25, 44 Су20/22, 24 истребителя-бомбардировщика «Мираж-F1», 12 МиГ-23 (7 истребителей МЛ, 4 бомбардировщика БН, 1 УБ), 4 МиГ-29 (в том числе 1 УБ). В конце 80-х – начале 90-х годов закупались учебные самолеты в Бразилии (ЕМВ-312 «Тукано») и Пакистане (MFI-17 «Мушак»).

В 90-х и начале 2000-х Тегеран хорошо отоварился в Восточной Европе: 37 танков Т-72 из Белоруссии и 104 из Польши, полк ЗРС С-200 и 12 транспортников Ан-74 с Украины. Киев, кроме того, продал несколько стратегических крылатых ракет авиационного базирования Х-55, что породило грандиозный международный скандал. До распада СССР успел продать в Иран 12 Су-24, не менее 25 МиГ-29 и ракеты к ним, а также полк С-200. Затем эстафету приняла Россия. В начале 90-х Тегеран получил 2 дивизиона ЗРК «Квадрат», 3 ПЛ проекта 877 «Палтус», несколько вертолетов Ми-17, 200 двигателей В-46 для модернизации Т-54/55/Туре 59. Выпуск танков Т-72 и БМП-2 наладили было в Иране. 122 Т-72 и 82 БМП-2 поставили из России, сборка на месте довела бы их количество до 1000 и 1500 соответственно. Однако под давлением США отгрузка машинокомплектов прекратилась. В итоге Иран получил 422 Т-72 и 413 БМП-2. Полномасштабное ВТС возобновилось в конце 90-х. В Иран отправили 100 гаубиц Д-30, до 50 вертолетов Ми-17, 130 башен БМП-2 для модернизации «Борагов». Крупнейшей сделкой стала поставка в 2006–2007 годах 29 ЗРК малой дальности «Тор-М1». За ними должна была последовать ЗРС С-300ПМУ1, но в 2010-м Тегеран попал под оружейное эмбарго СБ ООН (за которое, как ни странно, проголосовали и Россия с Китаем). На средства ПВО – чисто оборонительное оружие – запрет не распространялся, но Вашингтон как-то сумел убедить Москву не поставлять Тегерану «трехсотку». Возможно, США положили на чашу весов невыгодный для себя Договор СНВ-3, от подписания которого Россия выиграла, но получила от Ирана иск в международный арбитраж. Разбирательство длилось долго, мы окончательно рассорились с Западом и в 2015–2016 годах отправили-таки в Иран 4 дивизиона еще более современной ЗРС С-300ПМУ2.

«Самасам» себе режиссер

На этом иранский оружейный импорт закончился. Страна перешла на производство собственного вооружения. Иран имеет очень мощный (особенно по меркам Ближнего и Среднего Востока) ОПК, который может производить оружие почти всех классов. В частности, активно развивается программа разработки баллистических ракет, в основе которой лежат советская Р-17 и ее северокорейские производные. Иранские оружейники много экспериментируют с имеющимися в их распоряжении образцами иностранной техники и либо копируют ее, либо модернизируют и переделывают. Например, английский «Чифтен» преобразился в «Мобарез», «Скорпион» – в «Тосан», американский М60А1 – в «Самсам». Трофейные иракские Т-54/55 с башнями от М60 стали называться «Сафир-74», китайские Туре 59/69 также с башнями М60 – Т-72Z (не путать с советским Т-72). Башню М60 вместе с названием «Сабалан» получили и некоторые М47. Танки М48 и М60 с башнями от Т-72 называются «Зульфикар». Сколько танков в арсенале иранской армии, установить трудно. Во многих справочниках говорится о 480 Т-72, но куплены и произведены 563 машины этого типа, еще несколько Т-72 в боеспособном состоянии могли быть захвачены у Ирака (который, как считается, потерял тогда примерно 60 Т-72). Поскольку иранские Т-72 в войнах не участвовали, их количество могло уменьшиться лишь в том случае, если башни с «живых» танков устанавливались на «Зульфикары». Но во-первых, неясно, сколько последних было произведено. Во-вторых, башни могли и не сниматься с машин, а поступить с завода. Еще меньше ясности с более старыми танками: количество потерь неизвестно, сколько машин переделаны или выработали ресурс, непонятно. Если все иранские танки, кроме «Зульфикаров», – перелицовки уже имевшихся, то другая техника копируется и производится с нуля. «Раад-1» сделан на основе трофейной иракской САУ советского производства 2С1. «Раад-2» – подобие американской САУ М109. Название «Раад» получили и скопированные советские ПТРК «Малютка» и ЗРК «Квадрат». Советские орудия Д-30 производятся под шифром НМ-40, американские М114 – НМ-41. Китайские буксируемые РСЗО Туре 63 известны как «Хасеб», ЗРК HQ-2 – как «Саяд». Американские ПТРК «Тоу» и боевой вертолет АН-1 «Кобра» (носитель этих ПТРК) проходят под одним шифром «Туфан». ЗРК «Усовершенствованный Хок» известен как «Мерсад». На базе F-5 созданы самолеты «Симург», «Азаракш» и «Саега». Имеется полная экзотика – БТР-60ПБ с ЗУ-23-2 или даже с башней от М47, башня от ЗСУ-57-2 на шасси автомобиля КрАЗ и тому подобная игра воображения иранских оружейников. Другое дело, что тяжелая техника («Зульфикар», «Раад-1/2», «Туфан», «Симург», «Азаракш» и «Саега» – все ЗРК) выпускается, по-видимому, в единичных экземплярах, скорее в рекламных целях. Это объясняется ограниченными возможностями национального ОПК и низкими ТТХ выпускаемой техники. Арсенал чрезвычайно эклектичен (возможно, в этом плане Иран – на первом месте в мире), но современной техники в нем почти нет (кроме С-300 и «Торов-М1», с оговорками – Т-72, БМП-2, МиГ-29).

Иранские ВС нуждаются в тотальном перевооружении, которое в обозримом будущем не может быть обеспечено силами своего ОПК. Ситуация усугубляется сохраняющимся эмбарго и экономическими проблемами страны. Потенциально Иран богат (хотя бы благодаря нефти), но и расходы очень велики. Даже в крайне маловероятном случае полного снятия эмбарго еще более сомнительно, что Запад начнет продавать Ирану современную боевую технику. Основными поставщиками вооружения могут быть лишь Китай и Россия, возможно, Республика Корея. При этом покупать подержанную технику иранцам нет никакого смысла, им нужны по-настоящему современные образцы, например наши Т-90 и Су-30, о предполагаемых поставках которых в Иран говорилось неоднократно. Что получится, сказать сложно. Не исключен вариант нападения на Иран США, Израиля и аравийских монархий. Тогда поменяются весь геополитический расклад и, разумеется, оружейные перспективы.

Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа.

Источник: https://vpk-news.ru/sites/default/files/pdf/VPK_13_776.pdf

https://www.iran.ru/news/analytics/112783/Estafeta_trofeev_Iranskie_vooruzheniya_

ne_poddayutsya_podschetu

Категории: Главное, Иран, Китай, США