ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Круглый стол в Абхазии: «Хотят ли русские войны?»

Круглый стол в Абхазии: «Хотят ли русские войны?»
28 июня в столице Абхазии Сухуме по инициативе ветеранов – миротворцев, руководства Республики Абхазия и Института стран СНГ прошел круглый стол «Хотят ли русские войны? К 25-летию миротворческой операции в зоне грузино-абхазского конфликта».
В обсуждении российского опыта миротворческих операций приняли участие: Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба, Премьер-министр Республики Абхазии Валерий Бганба, спикер парламента Абхазии Валерий Кварчия, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин, министр иностранных дел Абхазии Даур Кове, экс-министр иностранных дел, экс-премьер-министр Абхазии Сергей Шамба, сопредседатель Объединенной контрольной комиссии от Приднестровской Молдавской Республики Олег Беляков, вице-президент Абхазии в период с 1995 по 2005 годы Валерий Аршба, востоковед Виктор Надеин-Раевский, журналист Станислав Тарасов, отец Виссарион (Аплиаа), доктор военных наук Константин Сивков, старший преподаватель военной академии Генштаба России, генерал-майор Александр Роговой, председатель Совета стариков кубанского казачьего общества города Сухума и Сухумского района Александр Антипов, ветераны, общественные деятели, ученые и эксперты, представители СМИ Российской Федерации и Республики Абхазия.

В начале работы круглого стола собравшихся поприветствовал организатор мероприятия, первый зампредседателя Комитета Госдумы России по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, руководитель Института стран СНГ Константин Затулин:

«Мы собрались буквально через неделю после того, как отметили четверть века со дня введения миротворческих сил в бывшую зону грузино-абхазского конфликта. Более сорока тысяч российских офицеров и солдат участвовали в обеспечение мира здесь, мы хорошо знаем, что в Абхазии уважают память о миротворческой миссии.

Мы знаем, что в Абхазии уважают память о миротворческой миссии, в ходе которой, как вы, наверное, знаете, погибло за время ее осуществления 117 русских солдат и офицеров, двое из которых были удостоены звания Героя Российской Федерации, посмертно. Эти люди погибли не от абхазских пуль, не от абхазской руки. Они погибли от провокаций, засад, заложенных взрывных устройств с грузинской стороны, которая в свое время, в 94-м, договаривалась, была заинтересована в том, чтобы наши военнослужащие пришли сюда, на берега реки Ингур, с тем, чтобы конфликт, начавшийся в 1992 году вторжением грузино-абхазских войск в Абхазию, не возобновлялся. Но за время этого миротворчества позиции грузинского руководства менялись. Если вначале, в 1994 году, проигравшая сторона была очень заинтересована в этом, они боялись, что абхазская сторона окажет какое-то влияние на внутренние события в Грузии, боялись за свою власть, я имею в виду Эдуарда Шеварднадзе, который тогда был во главе Грузии, то оправившись, в том числе и благодаря миротворцам, которые не допускали возобновления военных действий, грузинская сторона перешла к провокациям. Эти провокации многократно усилились после прихода к власти в Грузии Михаила Саакашвили.

Абхазия навсегда осталась в моей жизни, и нам есть чем гордиться. Миротворческую миссию в Абхазии мы достойно завершили признанием независимости Республики Абхазия и Южной Осетии. Россия всегда будет защищать Абхазию, мы находимся с ней в тесных взаимоотношениях и желаем успеха ее независимости.

Круглый стол в Абхазии: «Хотят ли русские войны?»

Только что мы были свидетелями того, как на самом деле и к России, и к Абхазии относятся в Тбилиси. Оказывается, выводов никаких значительная часть грузинского общества не сделала. И вновь отбросила нас ко временам конфронтации, запретов и всего остального. Вновь спекулировала тем, что якобы Абхазия и Южная Осетия – это оккупированные территории, что не имеет ничего общего с действительностью. Абхазия и Южная Осетия – это дорогие для нас соседи, страны, с которыми нас связывает общее прошлое, настоящее и, я надеюсь, общее будущее как союзников и друзей».

Выступая на круглом столе, президент Абхазии Рауль Хаджимба вспомнил о так называемой «Гавриловской ночи» в Тбилиси и последовавших событиях:

«Вы помните процессы, которые неделю назад происходили в Грузии. Ничего не становится уроком. Никаких уроков Грузия не извлекает из того, что происходит с ней и в ее отношениях с внешним миром. К сожалению, и мы порой начинаем забывать о том, что происходило с нами во взаимоотношениях с Грузией. Нам нельзя было говорить на абхазском языке, нам навязывался грузинский язык, навязывалось все, чтобы нас не было».

Говоря непосредственно о деятельности миротворцев в 1994-2008 годах, он подчеркнул:

«Мы хорошо помним те усилия, которые прилагались для того, чтобы миротворчество состоялось, как к этому процессу относились в Грузии и в странах Запада. Мы хорошо помним попытки включить в этот процесс представителей многих других государств, для того чтобы решать здесь совершенно другие задачи. И представители России, и глава нашего государства Владислав Ардзинба сумели отстоять эти позиции. Мы хорошо помним, какие тяжелейшие ситуации складывались и для Абхазии, и для России. Мы искренне благодарны всем воинам-миротворцам, начиная от командиров и заканчивая рядовыми, за то, что они способствовали этому мирному процессу. Погибали, но создавали возможности для того, чтобы наши отношения с Россией укреплялись, чтобы Абхазия восстанавливалась и была страной, которую впоследствии признала Россия и ряд других государств».

В своем выступлении Виктор Надеин-Раевский, к.ф.н., директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, отметил:

«Эта миротворческая операция России в Абхазии в 1992-1993 годах имела настолько принципиальное значение, что в общем-то можно говорить о том, что она положила тогда еще робкое начало нынешнему политическому курсу России. Курсу действительно нацеленному и на осознание своих национальных интересов, и на поддержание того баланса, который должен существовать в мире. С защитой тех стран и народов, которые были бы не в состоянии противостоять агрессивным силам, агрессивным намерениям в основном националистических государств.

Таким государством, безусловно, является Грузия. И не только она одна. Да, в Советском Союзе мы, не смотря на все разговоры о пролетарском интернационализме, взрастили мини-империи. И каждая из них тем и славилась, что ее основой провозглашалась государствообразующая нация, а все остальные народы уже не играли роли и не имели равных с «первыми» прав. Так был понижен статус Абхазии до какой-то автономной области, абхазы были лишены каких бы то ни было национальных прав.

Я помню этот период. Мне довелось на излете социализма побывать в Абхазии. Отношение грузинского населения (я понимаю, это может звучать неполиткорректно), по отношению к «негрузинам» было просто отвратительным: высокомерие по отношению к абхазам, издевательство над языком абхазов. Да, это было не на страницах официальных газет, но это было постоянно в жизни и по жизни – в быту. Конечно, рано или поздно это должно было взорвать ситуацию. Если вы не научили уважать другие народы, тогда совместное существование будет просто невозможным.

Мы это видели и на примере других мини-империй. Украина и ее современная ситуация – всё это тоже выстроено на основе того же имперского сознания. Это нас упрекают в империализме, но мы же не восстанавливаем своей империи. Россия совершенно не ставит перед собой такой задачи.

Самое главное еще и другое — эта миротворческая операция положила начало ориентации части правящих политических кругов России, что оказало влияние и на того же президента Б.Н. Ельцина. Эта миссия миротворцев сыграла свою позитивную роль и когда в России начал меняться характер власти с приходом Владимира Путина, он ведь тоже не сразу был готов к выстраиванию новой политики. Это был непростой процесс. Но Путин смог не просто осознать необходимость развития этого процесса, но и положить начало его проведению, а затем и проводить его в жизнь достаточно твердой рукой. Именно поэтому стала возможной операция по принуждению Грузии к миру, которая носила уже другой характер, чем миротворческая операция в зоне грузино-абхазского конфликта. В новой ситуации необходимо было жестко остановить агрессора, наказать его и сделать невозможной последующую агрессию.

В настоящее время мы, как и 25 лет назад, и особенно в период войны 08.08.08, опять попали в сложную ситуацию. В новой ситуации не только на Западе, т.е. не только наши вашингтонские коллеги, но и европейские постарались извратить понимание действий России. Вы посмотрите, о чем пишут сейчас, по-прежнему обвиняя Россию, которая якобы напала на бедненькую, несчастную Грузию. Забыли и про варварские обстрелы Цхинвала, и про уничтожение миротворцев, которые были частью контингента. Напомню, что были подписаны и исполнялись международно-признанные договоры о миротворческой операции. Но это не остановило грузинских националистов. Будем их называть своими именами. И что же в результате? Мы сейчас читаем то же самое, что писалось тогда западной прессой.

Мне пришлось участвовать в этой информационно-пропагандистской акции, но ориентированной на Восток. На Западе в эти дни мы полностью проиграли нашу «пропагандистскую войну». Не мы воевали в международном мульти-медийном пространстве эту войну развязала западная пропагандистская машина – на нас обрушилась массированная пропаганда с этими несправедливыми нападками. И мы, к сожалению не смогли тогда отбиться.

Круглый стол в Абхазии: «Хотят ли русские войны?»

И стало просто больно за это развитие событий. Я тогда сотрудничал с иранским телевидением и регулярно участвовал в программах иранского ПРЕСС-ТВ. Иранцы позвонили мне с просьбой, дать очередное интервью (в дни грузино-югоосетинского конфликта я давал по 18 интервью в день), попросили прокомментировать речь Президента.

Я согласился, положил трубку и подумал: о каком президенте идет речь? Оказывается, им был Михаил Саакашвили. Он 20-25 минут на блестящем английском языке нагло и бесстыдно лгал. Эта бесстыжая ложь просто приводила в бешенство. Я пункт за пунктом отмечал свои замечания, а когда пришел мой черёд в своем комментарии я тоже говорил 20-25 минут в прямом эфире иранского ТВ, не забыв подчеркнуть, что осетины – это родственный иранцам народ, говорящий на языке группы фарси, как и иранцы. Это не только та же языковая группа, но там тоже есть мусульмане. При этом в Осетии никогда не было конфликтов между мусульманами (по разным сведениям, их от 8 до 15%) и христианами.

Я, конечно, не единственный, кто давал интервью иранцам, арабам, но после этих наших комментариев, изменился тон прессы на Востоке. Это, пожалуй, единственный случай, когда нам удалось что-то развернуть в информационной войне. Да, у нас сейчас прекрасные акторы на медиапространстве. «Россия сегодня» — это великолепный проект. Тогда же «Россия-24» только начала работать. Это были лучшие телерепортажи. CNN просто «отдыхает», но всё равно нам крайне было тяжело отстаивать свою точку зрения и отбиваться от этих постоянных нападок.

Непростые тогда перед нами стояли задачи. И не стали они более простыми сейчас. Да, мы вынуждены защищать свою политику, интересы России, а они тесно связаны с интересами тех наших дружественных стран – Абхазии, Южной Осетии и не только. И еще ряда тех народов, которых Россия не может бросить на произвол судьбы, например, народа Приднестровья. Уже тоже прошло порядка 25 лет со времен операции под командованием генерала Лебедя в июле 1992 года, когда подконтрольная СНГ 14-ая армия фактически нанесла поражение молдавским и про-румынским националистам, воевавшим в зоне конфликта. Это был тоже достаточно тяжелый случай.

И что же получается? Чего мы добились? Мы добились ориентированной на многонациональные интересы страны политики, и дай бог, чтобы она проводилась твердо. Дай бог, чтобы мы правильно выстроили свою внешнюю политику в Кавказском регионе, в Закавказье. Потому что именно сюда направлены алчные взоры западных политиков. К сожалению, мы имеем дело с такой реальностью. И от нашей твердости, от выстроенности такой политики, осознания ее необходимости, зависит будущее не только этого региона, но и России в целом».

Выступление В. Надеина-Раевского было поддержано репликой Президента Абхазии Рауля Джумковича Хаджинба:

«Нам нужно понять, чем чаще мы будем говорить об этих процессах, о необходимости и даже навязывании достаточно жестко. Вы все являетесь свидетелями того, насколько быстро изменилось отношение Запада, который сам нес тяжелейшие потери во время Второй мировой войны, и как изменилось его отношение к действиям Советского Союза на сегодняшний день. Нам нужно чаще встречаться и убеждать наших, особенно молодых людей, что это необходимо».
В.А.Надеин-Раевский. И отстаивать нашу историю в том числе. Вы посмотрите: Прибалтика, Украина – как можно было народ Украины, который столько потерял в этой войне, превратить в нацистов? Вы совершенно правильно ставите вопрос.

https://novostink.net/mir/264829-kruglyy-stol-v-abhazii-hotyat-li-russkie-voyny.html

Категории: Абхазия, Главное, Россия